Дни Богослужения Православной Церкви

6-я седмица Великого поста

6-я и последняя неделя Великого поста называется неделей Ваий, Цветоносной и Цветною от ветвей, с которыми Церковь воспоминает царский вход Иисуса Христа в Иерусалим, встреченного народом еврейским с вайями и ветвями.

Неделя ваий посвящена воспоминанию торжественного Входа Господня во Иерусалим, куда Он шел для страданий и Крестной смерти. Это событие опи­сано всеми евангелистами: Мф. 21:1-11; Мк. 11:1-11; Лк. 19:29-44; Ин. 12:12-19. Этот праздник называется Неделей ваий (ветвей), Неделей цветоносной, а в просторечии у русских также Вербным воскресеньем от обычая освя­щать в этот день пальмовые ветви, заменяемые у нас вербами.

Начало праздника восходит к глубокой древности. Первое указание на праздник – в III веке принадлежит святому Мефодию, епископу Патарскому († 312), оставившему поучение на этот день. В IV веке праздник, как свиде­тельствует святой Епифаний Кипрский, совершался весьма торжественно. Многие из святых отцов IV в. оставили свои поучения на этот праздник. В VII – IX вв. святые Андрей Критский, Косма Маиумский, Иоанн Дамаскин, Фе­одор и Иосиф Студиты, а также император византийский Лев Философ, Фео­фан и Никифор Ксанфопул прославили праздник песнопениями, которые и ныне поет Православная Церковь.

Праздник Входа Господня в Иерусалим принадлежит к двунадесятым праздникам, но не имеет ни предпразднства ни попразднства, так как окружен днями поста Четыредесятницы и Страстной седмицы. Однако, хотя он и не имеет дней предпразднства, подобно другим двунадесятым праздни­кам, богослужение всей предыдущей седмицы, начиная с понедельни­ка, во многих стихирах и тропарях посвящено событию входа Господа в Иерусалим.

В пятницу 6-й седмицы оканчивается св. Четыредесятница. В этот день на вечерни, соединяемой с литургией Преждеосвященных Даров, в одной из стихир на «Господи воззвах» поется: «Душеполезную совершивше Четыреде­сятницу, и святую седмицу страсти Твоя просим видети, Человеколюбче, еже прославити в ней величия Твоя, и неизреченное нас ради смотрение (домо­строительство) Твое».

Вечером в пятницу — великое повечерие.

В субботу седмицы Ваий Церковь воспоминает чудо воскрешения Лаза­ря, поэтому суббота называется Лазоревой. Воскрешение Лазаря Цер­ковь прославляет как доказательство Божественной силы Иисуса Христа и как удостоверение в воскресении Христа и в общем воскресении всех умер­ших, что и выражается в тропаре праздника (глас 1-й): «Общее воскресение прежде Твоея страсти уверяя, (т.е. удостоверяя), из мертвых воздвигл еси Лазаря, Христе Боже. Темже и мы, яко отроцы (еврейские) победы знамения носяще. Тебе победителю смерти вопием: осанна в вышних, благословен грядый во имя Господне».

Лазарева суббота и Вербное воскресенье служат переходом от Четыре­десятницы к Страстной седмице.

Лазарева Суббота. Неделя Ваий

Страстная и Пасхальная седмицы образуют центр богослужебного года. Они являются тем временем в жизни Церкви, которое предваряется долгой и се­рьезной подготовкой — Великим постом. Последняя, 6-я седмица Велико­го поста имеет особое название — «седмица ваий». Все дни ее от поне­дельника до пятницы имеют такое определение: «понедельник ваий», «вторник ваий» и т.д. Эта седмица по своему устроению, по содержанию бо­гослужения оказывается устремленной к Неделе ваий, или к тому празднику, который мы привычно называем «Входом Господним в Иерусалим».

Богослужение этих дней открывает перед нами важный принцип церковного Устава. Участие в церковном богослужении не является просто воспоминани­ем прошедших событий или созерцанием богословских идей — все в устрое­нии богослужения направлено на то, чтобы события, воспоминаемые и празд­нуемые Церковью, были нами пережиты по существу, стали фактом нашей жизни, чтобы мы вошли в ту реальность, в которую Церковь нас стремится ввести. Достигается это разными способами, а в седмицу ваий в течение 5 дней звучат песнопения, которые заставляют нас напряженно ждать событий конца седмицы.

Эта седмица должна привести нас к двум особенным праздникам — субботе Лазаревой и Неделе ваий. В субботу Лазареву празднуется воскреше­ние праведного Лазаря. Мы помним, что Господь воскресил четырехдневно­го мертвеца (Ин. 11:1-45). Он знал, что Лазарь болел и умер, и, тем не менее, словно нарочно медлил и не приходил в Вифанию, хотя дом праведных Мар­фы и Марии и их брата Лазаря был тем домом, который, по-видимому, Гос­подь часто посещал. И вот, зная о болезни Лазаря, его смерти и погребе­нии, Господь пришел, когда тот уже 4 дня лежал во гробе. Все это пережива­ется и является в богослужении. Упоминания об этом есть в богослужебных текстах уже с первых дней седмицы: «Вчера и днесь болезнь Лазарева, сию бо Христу являют сродницы…» — вчера и сегодня уже болеет Лазарь, и Хри­стос об этом знает, потому что ему сообщили родственники. Таким образом, нас не просто информируют, а вовлекают в ход событий. В среду мы слышим: «Днесь издше Лазарь«, — сегодня умер Лазарь. И наконец: «Днесь Лазарь умерый погребается…» — вот уже полагается во гроб. Таким образом, про­слеживаются все этапы, предшествующее этому великому чуду. А мы вместе с сестрами Лазаря находимся в ожидании Господа и недоумеваем, почему же Он не приходит. Эта седмица становится путем, ведущим к дню воскреше­ния Лазаря.

Страстную седмицу и предшествующие ей праздники — Неделю ваий и субботу Лазареву — нужно отличать от Великого поста. Святая Четыре­десятница — это время подготовки, а Страстная — это уже не пост, а цель поста, то, к чему мы готовились, и в чем мы должны, подготовив­шись и потрудившись в меру своих сил, участвовать. В пяток ваий несколько раз поется такой текст: «Душеполезную совершивше четыредесят­ницу…» т.е. уже окончив время св. Четыредесятницы, которая должна была принести пользу душе, «… и Святую седмицу страсти Твоея просим видети, Че­ловеколюбче». В пятницу на седмице ваий св. Четыредесятница кончает­ся; мы уже стоим в преддверии Страстной седмицы.

В Великом Посту 6 седмиц, но субботы и воскресенья не являются пост­ными днями — не в том смысле, что отменяется телесное воздержание, а в том, что устроение богослужения совсем другое: в субботу и воскре­сенье совершается полная литургия, совершается Таинство Евхари­стии. Что касается еды, то в субботу и воскресенье всегда ослабление поста на елей, и таким образом суббота и воскресенье не входят в чис­ло дней св. Четыредесятницы. Итак, 6 седмиц и в каждой по 5 дней, все­го получается 30 постных дней, а ведь мы говорим о св. Четыредесятнице. Здесь надо сказать, что идея предпасхального поста существует с древней­ших времен и является апостольским установлением, однако исчисление дней св. Четыредесятницы претерпело очень значительные изменения. Так, на Православном Востоке до IX века не было единства в определении перио­да св. Четыредесятницы. Понятно, почему Четыредесятница носит такое на­звание — ведь свв. Отцы постановили уподобить свой пост посту Господа, Который 40 дней пребывал в пустыне, но вот устроение этого поста оказа­лось довольно трудным. Предпасхальный период мог состоять как из 7, так и из 8 седмиц: от начала Поста до дня Пасхи могло быть как семь, так и во­семь недель. Наша сырная седмица (как мы знаем, заговенье на мясо проис­ходит уже за неделю до поста) отмечена многими чертами великопостного бо­гослужения и является полупостной седмицей. Это и есть остаток того вось­минедельного предпасхального поста, который существовал на Востоке. Про­должительность его варьировалась потому, что постоянно стремились приве­сти число дней поста к 40 дням. Но осуществить это в полной мере так и не удалось: несмотря на все попытки привести число постных дней к 40, это уда­ется лишь ценой некоторых натяжек и выглядит несколько надуманно.

Суббота Лазарева по своему богослужебному устроению является совер­шенно особенным, ни на что не похожим днем. Накануне в пятницу, как и во все пятницы Великого поста, совершается литургия Преждеосвящен­ных Даров. Поскольку эта литургия всегда служится на вечерне, начи­нается вечерней, суббота Лазарева начинается уже в пяток вечера. На приходах Преждеосвященную служат в пятницу с утра, и это уже явля­ется началом богослужебного дня Лазаревой субботы. С этого дня отла­гается богослужение по Минее до понедельника Фоминой седмицы. Легко по­нять, что это не является каким-то формальным установлением, а в этом за­ключено указание на то, что никакое прославление святых сейчас уже неуместно — наступил такой период, когда все сосредоточено на одном, по­этому все богослужение в этот период осуществляется только по Триоди. Ис­ключение составляет праздник Благовещения Пресвятой Богородицы, кото­рый обязательно празднуется, на какой бы день Страстной или Светлой сед­мицы он ни пришелся в этом году.

Суббота Лазарева и следующая за ней Неделя ваий до некоторой степе­ни являются единым праздником: они имеют общий тропарь, посвященный событиям этих двух дней. Кроме того, некоторые части воскресного богослу­жения, которое невозможно совершать в Неделю ваий, т.к. это Господский двунадесятый праздник, перенесены на субботу.

Итак, утреня, совершаемая в субботу Лазареву, содержит несколько воскрес­ных текстов — тех, которые при обычном порядке богослужения поются толь­ко в воскресный день и являются непременной частью воскресного всенощ­ного бдения. Так, после 17 кафизмы поются знакомые воскресные тропари по Непорочнех Ангельский собор удивися. Но что еще более удивительно — в Лазареву субботу поется Воскресение Христово видевше — тот текст, кото­рый мы поем только по воскресным дням и в период празднования Пасхи. Суббота Лазарева — это день, когда мы уверяемся во всеобщем вос­кресении «прежде страстей» Христовых, и еще прежде Его восстания видим Воскресение Христово в воскрешении Лазаря. После пения кано­на возглашаются стихи «Свят Господь Бог наш» — это текст воскресной служ­бы. Хвалитные стихиры поются на 8, как в неделю, а их Богородичен «Пре­благословенна еси, Богородице Дево…» взят из воскресной службы. За пред­писаниями Устава стоит стремление явить нам содержание события и его ис­тинный смысл. Служба является по сути воскресной, и Лазарева суббота предвосхищает радость Пасхи. Богослужебные тексты недвусмысленно свидетельствуют о воскресном характере богослужения этого дня.

В ексапостиларии этого дня, читаемом на Славу, и ныне звучат слова ап. Павла (1 Кор. 15:55), которые мы скоро услышим в ликующем Пасхальном сло­ве Иоанна Златоуста: «Лазарем тя Христос уже разрушает, смерте, и где твоя, аде, победа? Вифании плач ныне на тебе проставляется; вси ветви по­беды Тому принесем«. Этот текст являет нам единство Лазаревой субботы и Пасхи, Лазаревой субботы и Недели ваий.

Напоминая нам внешнюю канву событий, богослужебные тексты вскрывают их глубинный богословский смысл. Некоторые останавливаются на свидетель­стве о двух природах Христа — человеческой и Божественной. Так, синак­сарь предваряется такими стихами: «Рыдаеши, Иисусе, сие смертнаго суще­ства; оживляеши друга Твоего, сие божественныя крепости«. То, что Ты, Гос­поди, оплакиваешь Лазаря, проявление «смертного существа», воскрешение друга — свидетельство Божественной силы.

В день Лазаревой субботы совершается литургия Иоанна Златоуста сво­им обычным порядком, но поется не Трисвятое, а Елицы во Христа крестисте­ся. По возгласе Изрядно о Пресвятей… поется задостойник, хотя Типикон о нем умалчивает.

Неделя Ваий, неделя цветоносная, праздник Входа Господня в Иеруса­лим, а на Руси еще и Вербное воскресенье — так называется следующий день. В этот день не поем воскресных песнопений, не празднуем Вос­кресение Христово, и надо сказать, что такое построение богослужения подчиняется общим правилам: если двунадесятый Господский праздник попа­дает на воскресенье, «воскресено ничтоже поем», т.е. воскресенье не празд­нуется, а только Господский праздник. В каком-то смысле можно сказать, что воскресенье перенесено на субботу Лазареву. Тропарь праздника общий с Лазаревой субботой, однако, есть и второй тропарь Входа Господня в Иеру­салим; это единственный Господский праздник, имеющий два тропаря. Этот второй тропарь показывает нам особенную черту этого события, звучит он так: «Спогребшеся Тебе крещением, Христе Боже наш, безсмертныя жизни сподобихомся Воскресением Твоим, и воспевающе зовем: осанна в вышних, благословен грядый во Имя Господне«.

Здесь говорится от лица всех, кто собрался в храме: «Спогребшеся Тебе кре­щением, Христе Боже наш«, — вот мы крестились и крещением своим мы Те­бе спогреблись, мы умерли вместе с Тобой, Господи, и бессмертной жизни «сподобихомся Воскресением Твоим«. Очень интересно, что здесь говорится не о празднуемом событии, а о таинственном смысле христианской жизни. С этой же темой в Неделю ваий связана одна стихира; она повторяется за службу 7 раз, с удивительным постоянством: «Днесь благодать Святаго Духа нас собра, и вси, вземше Крест Твой, глаголем: благословен Грядый во Имя Господне, осанна в вышних«.

Повторяется этот текст, конечно, не потому, что на протяжении стольких ве­ков не нашлось человека, который бы сочинил еще шесть стихир, чтобы вос­полнить богослужение, а потому что текст этой стихиры очень важен. Знаете, как родители воспитывают ребенка: я же тебе говорил, и вчера говорил, и сегодня опять говорю; повторяется то, что важно. На Господи, воззвах эта стихира звучит подряд два раза, в этом же цикле она звучит на Славу и на И ныне, на стиховне она поется два раза и на утрени по 50 псалме. Наверно, именно на этот текст и следует обратить особое внимание. Здесь говорится о том, что Господь собрал нас в Церкви и объединил благодатью Святого Духа. А дальше таинственные слова: «И вси, вземше Крест Твой, глаголем». Обычно ведь говорят о несении своего Креста, а как нам взять Крест Хри­стов? Должно быть, здесь говорится о горячем сердечном стремлении все разделить с Господом. Здесь говорится, что мы встречаем Его всем суще­ством: Господь грядет на вольную страсть, и мы идем вместе с Ним, Этот текст очень личный, он относится лично к каждому и в то же время объединя­ет всех, кого «благодать Святаго Духа собра».

Служба Недели ваий — бденная, на великой вечерне паримии и лития, на утрени — полиелей и праздничное окончание, это порядок обычного бдения. Неделя ваий примечательна также тем, что в этот день мы несем в храм распускающиеся ветки вербы. В Типиконе не упоминаются ни елки на Рож­дество, ни березки на Троицу, а вот в Неделю ваий полагается освящение ваий, и в очень важном месте службы — после Евангелия, по 50 псалме. Во время чтения 50 псалма совершается каждение огромного пучка веток, кото­рые затем должны раздаваться братии, но перед этим произносится специ­альная молитва на освящение ваий и они окропляются святой водой (в Типи­коне об окроплении не говорится). И когда братия подходит целовать Еванге­лие, игумен каждому дает эти ветки. Конечно, это должны быть ветки финико­вой пальмы, но у нас пальмы не растут. В это время на Руси обычно толь­ко-только зацветает верба, поэтому у нас это воскресенье и получи­лось Вербным. Достойно внимания, что освящение этих веточек соверша­ется не перед службой и не после службы (где-то там, на задворках, когда все уже расходятся), оно совершается в самом центре службы, в самом ее сердце. И игумен раздает братии эти веточки, чтобы сейчас, во время чтения канона каждый осязал их так, как осязал их народ, отроки, встречавшие Христа. Этот момент свидетельствует отнюдь не о «театральной пышности» богослужения, а о том, что праздник должен войти во все наше существо — через зрение, слух, обоняние (когда мы чувствуем благоухание кадильного дыма) и даже осязание. Все наши телесные чувства, открытые для восприятия этой высшей, духовной реальности, помогают нам прибли­зиться к ней.

По девятой песни канона нет светильна. «Светильна не глаголем, но абие: Свят Господь Бог наш«, — говорится в богослужебных книгах.

Божественная литургия в этот день совершается по чину Иоанна Злато­уста, на ней поются праздничные антифоны и возглашается входный стих. Особенность ее также в том, что поется задостойник, произносится празднич­ный отпуст.

Мария Сергеевна Красовицкая
Дни Богослужения Православной Церкви

Просмотрено (123) раз