О самых главных словах в мире

Фото: pravlife.orgВ апостольском чтении 18-й Недели по Пятидесятнице апостол Павел говорит о милостыне.

Эта добродетель настолько высока, что в Писании она часто употребляется как одна из характеристик нашего Господа. Например: «Милостив Господь и праведен, и милосерд Бог наш», – говорит псалмопевец (Пс. 114:5).

Эта добродетель имеет некую тайну и неисчерпаемость в себе. Можно даже так сказать: она интимна. И, наверное, лучше бы поменьше распространяться о ней, а учиться творить ее.

Да и что, собственно, тут непонятного? Можешь помочь – помогай, имеешь – поделись, просят – не откажи. Жалей, милуй, утешай… Короче говоря, иди и делай!

Но как раз тогда, когда доходит до практики, в этом простом деле вдруг возникают десятки вопросов.

Всем ли давать? А пьяному? А наркоману? Если давать, то сколько? А может, только продуктами, чтобы не пропил? Всегда ли давать? А если дома семья нуждается? А если нищий наглый – булку не берет, денег требует? А если на виду у всех – давать или лучше в другой раз, когда никто не увидит? А что такое вообще милостыня? Это только деньги? А может, и душевное тепло тоже? Сочувствие? Простить – это милостыня? Не вспоминать старого? Поступиться своими интересами ради другого? А достаточно ли одной милостыни? Ведь в Писании написано, что милостыня очищает грехи, – так может, больше ничего и не надо?

Думаю, каждый христианин задавался какими-то из этих вопросов. Не все так просто, оказывается. Само наличие таких вопросов говорит о том, что жизнь всегда сложнее закона и добродетель без рассуждения не бывает. И именно потому, что мы хотим быть практиками, а не теоретиками, мы должны понемногу говорить об этом.

«Кто сеет скупо, тот скупо и пожнет; а кто сеет щедро, тот щедро и пожнет» (2 Кор. 9:6) – так начинается сегодняшнее апостольское зачало. Интересно, что Павел употребляет слова из области земледелия: «сеет, пожнет». Как известно, сеять можно лишь в определенные времена, ведь есть пора, когда посев невозможен. Также и благотворить мы сможем не всегда. Не всегда мы будем молоды, здоровы, обеспечены. Не всегда у человека есть хорошая работа. Бывают времена, когда и мы начинаем нуждаться в помощи. Поэтому будем спешить благотворить, не откладывая на завтра. «Кто не поспешит сделать доброе дело, тот не сделает его никогда», – говорил свт. Иоанн Шанхайский.

«Кто сеет скупо, тот скупо и пожнет». А что значит «пожнет»? В Нагорной проповеди Христос говорит о том, что милостыня наша должна быть втайне, и затем прибавляет: «и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно» (Мф. 6:4). Очевидно, что выражение «воздаст тебе явно» относится не только к будущей жизни, но и к этой. Как и в другом месте говорит Спаситель: «Нет никого, кто оставил бы дом, или родителей, или братьев, или сестер, или жену, или детей для Царствия Божия, и не получил бы гораздо более в сие время, и в век будущий жизни вечной» (Лк. 18:29–30). Значит, пожинать плоды милостыни мы должны уже здесь, сейчас. Какие же это плоды? Неужели умножение материального имущества? Вряд ли. Это благодать, братья и сестры. Сила Божия, посылаемая на спасение всякому верующему. Дары небесные, которыми Господь воздает нам за дары земные.

Поэтому-то и отличается милостыня христианская от милостыни, творимой людьми неверующими, хотя по виду все одно и то же. Если атеист подает – это хорошо, но мы понимаем, что это естественное движение души, присущее любому нормальному человеку независимо от религиозных взглядов. Но если христианин подает, с молитвой и во имя Христово, то это совсем другое. Христианин в человеке видит образ Божий и, подавая человеку, жертвует Богу. А Бог воздает нам Своей любовью, даруя Свою благодать. Так в христианстве социальная помощь превращается в милостыню – духовную добродетель.

«Каждый уделяй по расположению сердца, не с огорчением и не с принуждением; ибо доброхотно дающего любит Бог» (2 Кор. 9:7), – продолжает апостол Павел. Вот и подтверждение того, о чем мы только что сказали: поступок в христианстве оценивается не по форме, а по внутренним мотивам. Самое интересное, что их-то никто и не знает, кроме самого человека и Господа Бога. Вот я дал – а почему я дал? Доброхотно ли? Или я вынужден создавать некую форму благочестия для целей совсем недуховных? Например, скоро выборы… А мне – баллотироваться… Надо бы поблаготворить – так уж заведено. Желательно, чтоб видеокамеры были наготове. Где ближайший храм?

Поэтому апостол и говорит: «Каждый уделяй по расположению сердца». Наши мысли, сердечные расположения и дела должны быть одним целым. Эта внутренняя и внешняя цельность и образует, кстати, другую добродетель – добродетель целомудрия.

«Бог же силен обогатить вас всякою благодатью, чтобы вы, всегда и во всем имея всякое довольство, были богаты на всякое доброе дело» (2 Кор. 9:8). Вот и снова подтверждение сказанного нами о том, что в ответ на пожертвования материальные Бог воздает нам милостыней духовной – благодатью. А для чего? Чтобы мы «были богаты на всякое доброе дело». Мы даем людям – Бог воздает нам. Для того, чтобы мы снова творили добрые дела. Вот такой круговорот добра в природе.

Здесь скрыта и еще одна мысль. «Бог же силен обогатить вас всякою благодатью, чтобы вы … были богаты на всякое доброе дело». Оказывается, никакое доброе дело невозможно без благодати! Добрые дела, совершенные без Бога, есть добродетели, смердящие страстями: гордостью, самолюбием, тщеславием. Все доброе, что есть в нас и исходит от нас – от благодати. Поэтому нельзя гордиться человеку – ему попросту нечем гордиться. У него ничего нет, если нет благодати. Он голый король.

Для утверждения своей мысли Павел прибегает к цитате из псалмов: «расточил, раздал нищим; правда его пребывает в век» (2 Кор. 9:9). Получается, что в милостыне (раздавании нищим) есть некая высшая, духовная правда. В чем же она заключается? Не в том ли, что земные ресурсы даны всем людям и наше понятие «личной собственности» достаточно условно? Возможно. А может, и в другом: через неравномерное распределение материальных средств Господь учит нас жалеть друг друга, учит отдавать. Принимая и отдавая, человек превращается в полноводную реку. Или в одно большое сердце, принимающее кровь и качающее ее на весь организм.

«Дающий же семя сеющему и хлеб в пищу подаст обилие посеянному вами и умножит плоды правды вашей» (2 Кор. 9:10), – продолжает апостол. Посеянное нами – это что? Неужели деньги? Нет, деньги лишь средство. Благотворя, мы сеем в того, кто просит, зернышки веры и любви. Веры в то, что Господь есть и не оставляет просящего. Любви к Господу, ведь Он подал рукою дающего, Он прислал помощь. И чем щедрее мы будем сеять, тем более будут возрастать эти семена веры и любви в душах наших братьев и сестер, по тем или иным обстоятельствам поставленных в тяжелые условия выживания.

А все это устроил Господь, «так чтобы вы всем богаты были на всякую щедрость, которая через нас производит благодарение Богу» (2 Кор. 9:11). Вот цель и вершина всякой добродетели, дорогие христиане, – «благодарение Богу». Для этого мы дышим и существуем – для хвалы и благодарности Творцу.

Благодарим Господа – таков главный возглас Литургии, отражающий всю ее суть. Благодарение – таков перевод слова «Евхаристия». Благодарение – это жизнь христианина. Благодарение как возвращение Богу всего того, что Он нам дал, как высшая правда жизни мира, как основа круговорота добра в мироздании. Мы принимаем, чтобы поблагодарить и снова отдать, тем самым подвигнуть чужие уста произнести самые главные в мире слова: «Благодарю Тебя, Господи».

На этом сегодняшнее зачало оканчивается. Умолкнем и мы. Сказано достаточно. Мысль ясна. Осталось лишь одно: «Так поступай, и будешь жить» (Лк. 10:28).

Сергей Комаров
Православная Жизнь

Просмотрено (35) раз

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *