Апостол Петр: кто будет причастником Божеского естества?

Преображение Господне на горе Фавор. У ног Спасителя апостолы Иоанн, Петр и ИаковСвятой апостол Петр уже приближался к завершению своего земного пути, когда по Церкви распространилось его второе соборное послание. Мы читаем это послание как духовное завещание апостола, очень проникновенное. Святой Петр напоминает всем про небесные обетования, дабы мы «через них соделались причастниками Божеского естества (греч.: θείας κοινωνοὶ φύσεως, 2 Петр. 1:4). Какие дерзновенные слова! Именно с них начинается апостольское послание. В них кратко выражена тайна обожения.

Кратко, всего три слова! Дальше апостол говорит о пути обожения несколько подробнее, называя всем известные «христианские добродетели». И тоже весьма лаконично: перечисление идет буквально в одно слово. Обычному православному читателю вроде меня никогда не разобраться в этих нескольких стихах из Библии. Наше счастье, что есть святоотеческая традиция: она помогает правильно понимать Новый Завет.

Я читаю Библию не один, и я не первый её читаю. Задолго до меня ее изучали, жили по ней и другим объясняли сложные места православные подвижники.

* * *

Одним из таких подвижников был блаженный Феофилакт Болгарский. Как он толкует послание апостола Петра? Причастниками Божеского естества мы становимся через Богочеловека Иисуса Христа: Он и Бог и Человек.

Дальше у апостола обозначено непонятное, таинственное перечисление. Приведем его. Святой Петр побуждает христиан:

«Покажите в вере вашей добродетель, в добродетели рассудительность, в рассудительности воздержание, в воздержании терпение, в терпении благочестие, в благочестии братолюбие, в братолюбии любовь. Если это в вас есть и умножается, то вы не останетесь без успеха и плода в познании Господа нашего Иисуса Христа» (2 Петр. 1: 5-8).

Вот такое перечисление. Начинается оно с веры, что вполне понятно: путь к Божественному приобщению перед человеком отрывается, когда он приобретает веру в Иисуса Христа.

Дальше идет слишком общее слово «добродетель». Между прочим, и веру считают добродетелью (и по праву!). А следующее слово — «рассудительность» — разве не добродетель? Благочестие — тоже весьма широкое понятие, оно вбирает в себя и воздержание, и братолюбие.

Получается, что лишь первое звено в перечисленной апостолом цепочке легко объяснить, оно стоит на своем месте прочно. А остальные звенья можно бы и переставить, а некоторые звенья вовсе не упоминать? Не будем спешить…

* * *

Блаженному Феофилакту было ясно, что апостол Петр в этом таинственном перечислении показывает «степени преспеяния»[1], то есть последовательность, в которой все члены на своих местах — от самого начала преспеяния, через его середину и до самого христианского совершенства.

Вера является основанием добра. Вот почему на втором месте оказывается добродетель. Под греческим словом добродетель (ἀρετή) Феофилакт подразумевает именно добрые дела. Вера проявляет себя в делах. Без дел вера мертва, как прекрасно подчеркнул апостол Иаков.

Тот верующий, который постоянно упражняется в добрых делах, показывает рассудительность, то есть знание сокровенных тайн Божиих.

Впрочем, знание каких-либо тайн часто делает людей высокомерными. Вот почему рассудительному христианину нужно воздержание. Оно, как считает Феофилакт, противодействует гордости. Какое воздержание имеется здесь в виду: воздержание в поучительном слове, воздержание от самолюбования или воздержание во всех своих проявлениях? Видимо, последнее, поскольку толкователь говорит о том воздержании, что сдерживает свободу проявления страстей[2].

Более высокой степенью, чем воздержание, блаженный Феофилакт считает терпение. Оно помогает упрочить дар.

Терпение «произведет всё: и благочестие умиротворит, и упование на Бога усовершит». К этому глубокому толкованию мы вернемся, а сейчас прочтем последнее замечание Феофилакта: «К благочестию присоединится братолюбие, а ко всему этому — любовь».

* * *

Комаров Н. Апостол Петр

Теперь, наставленные апостолом Петром и блаженным Феофилактом, еще раз пройдем всю последовательность. Для чего? Мы постараемся соотнести ее с исихастскими ступенями, то есть с лествицей духовного восхождения.

Дорогу к небу открывает вера. Обретение веры мы называем с Евангельских времен обращением к Богу. И это обращение к Богу напрямую связано с покаянием. Вот и первая ступень.

Говорит ли о ней апостол Петр? Конечно, прочтем еще раз:

«Дарованы нам великие и драгоценные обетования, дабы вы через них соделались причастниками Божеского естества, удалившись от господствующего в мире растления похотью» (2 Петр. 1:4).

Обращение к Богу, покаяние как раз и удаляет христианина от растления.

Вера проявляет себя в добрых делах, в хранении Божьих заповедей и борьбе со страстями. Вот вторая ступень. На ней христианину потребуется воздержание от зла и понуждение себя на добро. Потребуется много терпеливой целеустремленности, стойкости. Здесь человек отказывается от безумных страстей и приобретает шаг за шагом рассудительность, опытность. Эти ступени являются ступенями очищения. За ними следуют ступени просвещения, или ступени естественного созерцания, когда человек приобретает дар видеть естественный ход вещей «с точки зрения Божественного промысла», может рассуждать о Божественных тайнах.

Благодаря терпению жизнь благочестивого человека умиротворена, в ней нет ропота на судьбу, нет греховного недовольства. «Умиротворение» благочестивой жизни в греческом тексте блаженного Феофилакта описывается без устоявшегося аскетического понятия «мир». Все же русский переводчик по сути прав: к христианину приходит свыше мир. В аскетической традиции это соответствует той ступени, которая называется священное безмолвие, исихия. Вот и третья степень.

Дальше следуют степени, ведущие к совершенству, любви (так по блаженному Феофилакту). У преподобного Иоанна Лествичника подвижническое бесстрастие считается ступенью совершенства.

Опыт христианского совершенства сопряжен с деятельной любовью к ближнему и с любовью к Богу, которая приоткрывает христианину будущие блага и дары Божии. Перечислив веру, добрые дела, рассудительность, воздержание и терпение, благочестие и любовь, он говорит: «Если это в вас есть и умножается, то вы не останетесь без успеха… в познании Господа» (2 Петр. 1:8). Комментируя это место, Феофилакт все эти ступени связывает с событием Второго Пришествия Господа Иисуса, когда Христос облистает как солнце, так что слабыми очами невозможно будет на такую славу смотреть. Это уже ступень Божественного созерцания, обожения.

И мы из Евангелия знаем, что три избранных ученика Спасителя созерцали пресветлую славу Христову на горе Фавор. Был среди них и апостол Петр.

Остается сказать, что опыт бесстрастия и Божественного сверхъестественного созерцания избранники Божии испытывают на ступенях совершенства.

Хорошо читать апостола Петра не в одиночку, хорошо вникать в смысл его послания, опираясь на святоотеческую традицию.

Диакон Павел Сержантов
Православие.Ru

[1] Толкование на Деяния и Послания святых апостолов Блаженного Феофилакта Болгарского. В трех тт. Т. Первый: Толкование на Деяния апостолов и на Соборные послания святых апостолов Иакова, Петра, Иоанна, Иуды. М., 2009. С. 402.

[2] У блаженного Феофилакта употреблено хорошо известное аскетическое понятие «страстей» (PG 125: 1257D).

Просмотрено (71) раз

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *